Журналистика. Школа практической журналистики - СЕТИ РУ/eng cety.ru
Как стать  журналистом. Как правильно писать  репортаж, интервью, рецензию, статью, очерк, отчет, заметку, пресс-релиз...
Тренинги,  мастер-классы, практика и работа в СМИ.  Мы боремся за красоту и чистоту русского  языка!
Подробности по тел. 8-915-483-99-60
e-mail:cetyru@yandex.ru

Фото: В. Ахломов

 

Зона отдыха и путешествий

Информационное Агентство 
Корреспондентские сети
- cety.ru -



главнаяновости учебы  /  творческая мастерская / преподаватели и мастер-классы
обучение отклики / диплом  / тусовка / наши интервью / работы учеников 
ученики / нас приглашают / зона отдыха / учебная газета

Путевые заметки

Что есть Гоа? 


 

Бывшая португальская колония, последнее пристанище хиппи, Мекка транс-культуры, или, наконец, родина дауншифтеров? Прежде всего, этот полуостров, 25-тый штат Индии, – место силы, по энергетике ничем не уступающее своей «матери-земле». Стоит побывать там всего раз, и ты «попался», при условии, что ваши чувства с Гоа взаимны. Как это происходит, и почему с наступлением первых холодов мы превращаемся в перелетных птиц, стремящихся на Юг?

Это поездка  у меня была третьей, у мужа – пятой. Для нас Новый год перестал ассоциироваться с хрустом снега под ногами, предпраздничными пробками и массовой истерией по поводу подарков, стола и новогоднего платья. Новый год перестал пахнуть мандаринами, майонезом и пластиковой ёлкой. В зимнюю ночь мы танцуем на пляже под шум моря, наши улыбки освящаются разноцветными брызгами салюта и бенгальских огней, отражающихся в ребристой воде. Мы дышим смесью сладкого цветочного аромата и морской соли. У каждого на часах выставлено свое время, и мы поднимаем бокалы с шампанским наугад, ведь телевизора нет и в помине, и некому командовать парадом, кроме нас самих.

В самый разгар ночи мы едем в «Bamboo Forest» (знаменитое со времен первых рейвов party-place) и танцуем там до утра. Сотни людей из разных уголков планеты качаются на музыкальных волнах, порождаемых электронными шаманами, словно кобры, впавшие в транс от завораживающей мелодии укротителя. Энергия, бьющая из людей прямо в космос, чувствуется кожей и улавливается всеми семью чакрами. 

Гоа – особое измерение, где усиливаются все шесть чувств, и появляется ощущение полноты жизни, пусть это звучит банально, но так оно и есть! Окружающее пространство раскрашивается в сочные яркие краски, словно всю жизнь прожил с черно-белым экраном, который внезапно стал цветным. 

Здесь время течет иначе: день тянется медленно, а неделя проходит быстро, а порой оно и вовсе нелинейно. Помню, во второй свой приезд мы мчались с мужем на байке, в лицо дул теплый ночной ветер, в листве пальм пряталась луна. Я вспоминала свою прошлогоднюю поездку, будто это было вчера, а 9 месяцев в Москве словно прошли в другом измерении. Внезапно пришло осознание,  что у сезонных жителей Гоа не одна, а целых две параллельных жизни с разными сценариями и условиями, обстановкой и людьми. Так и у меня появилась 2-ая жизнь.

В этом измерении слово «карма» не пустой звук, а веский довод быть хорошим человеком. Старожилы знают, что в Гоа на полную мощь работает вселенский закон, когда все твои поступки позитивные и негативные незамедлительно проецируются в последствия. Облил кого-то грязью? Получи полную чистку кишечника. Продемонстрировал ядовитый характер, получи укус ядовитого муравья. Впрочем, вариаций для «уроков» огромное количество, а также «наград» за добрые дела. Здесь с легкостью материализуются мысли, так что еще в самолете настраивайтесь на хорошую волну.  И исполняются мечты, если повезет встретить настоящего Бабу , обладающего мудростью и божественной силой. Он вас не только «прокачает» космической энергией, но и посодействует в исполнении желаний, если вы ему приглянетесь.

«Почему Гоа все называют местом силы? Почему люди уезжают из Москвы, бросают семьи, работу, привычный комфорт и месяцами пропадают на полудиких пляжах, даже не задумываясь о том, что принесет с собой завтрашний день. Почему их сюда тянет, как металлическую стружку магнитом, и почему оторваться отсюда с каждым прожитым на Гоа днем все сложнее и сложнее? – вопрошает Александр Сухочев в своем романе и дает ответ в самом названии книги - «Гоа-синдром».

Гоа-синдром – болезнь столь приятная и желанная, что лечиться от нее нет ни воли, ни сил. 
Первыми добровольно «инфицированными» гоа-синдромом стали хиппи. В середине 60-х потерянный Рай стал вновь обретенным, а запретные плоды социальной системы вседозволенными. На бескрайних пляжах Северного Гоа, вблизи загадочных джунглей и ласкового моря сотни новоявленных Адамов и Ев жили, любили, наслаждались полной свободой души и тела. Они устраивали вечеринки и концерты на пляжах Анжуны и Баги, танцевали под звездным куполом дни и ночи напролет, в творческом порыве создавали музыку, картины, незатейливые побрякушки и выставляли свои поделки на спонтанном рынке Flea Market, дабы заработать или обменять. 

Естественный симбиоз культур происходил стремительно. «Пришельцы» с другого мира проникались религиозными и культурными традициями местных жителей: практиковали йогу и медитацию, интересовались индуизмом и буддизмом. Некоторые, особо фанатичные, ощутив внезапное озарение, становились странствующими садху  . 

В свою очередь местные жители переняли участие в организованной хиппи рыночной торговле. По мере популяризации штата Гоа «Flea Market» разросся до небывалых размеров и в настоящее время привлекает внимание туристов со всего света. Сейчас он разделен на две главные части: европейцев, так сказать, нео-хиппи, фриков, торгующих в основном уникальным, недешевым по меркам Индии товаром, и индусов, предлагающих индийские сувениры и, как правило, некачественное подобие европейских товаров. К местным торговцам также можно отнести тибетцев и непальцев, торгующих украшениями из серебра и полудрагоценных/драгоценных камней. Та же структура и на знаменитом ночном рынке в Арпоре, с той разницей, что там уделено немало внимания развлечению публики: на установленной сцене выступают музыкальные группы, йоги и танцоры.

В 70-х Гоа стало пристанищем творческой авангардной тусовки. Модные музыканты, художники, актеры, как по зову Шивы  слетались в уголок Рая. Время шло, технический прогресс набирал обороты, в том числе и в музыкальной среде. Эксперименты с аппаратурой и музыкальными инструментами, извлечение  синтетических звуков определили рождение электронной музыки и появлению рейв-культуры. Гоа вновь «накрыла» волна молодежного андеграудного движения. Многие «старые» хиппи с энтузиазмом погрузились в новое течение, вдохнувшее обновленный смысл в их жизнь. Так из симбиоза психоделик-рока, санскритских мантр, этнических инструментов и электронных звуков родился на свет новый музыкальный стиль – гоа-транс, распространившийся к 90-м годам по всему миру. В созданную хиппи «Шамбалу» потянулось новое поколение дауншифтеров, которые приезжали отныне не в поисках себя и своего Рая, а с целью превратить жизнь в круглосуточный сет. 
Если в 60-70-е годы 20 века в Гоа протекала золотая эпоха хиппи, а в 80-90-е – серебряная эпоха рейв-культуры, то в нулевых наблюдается одновременно эпоха туристического расцвета и эпоха контркультурного упадка, а попросту эпоха винегрета под девизом: «Гоа уже не тот!» Все смешалось в гоанском салате, приправленном индийскими специями: постаревшие, но неугомонные хиппи, их молодая смена - фрики, русское сообщество, прочно обосновавшееся в Морджиме, йоги и косящие под них, интернациональные туристы, приезжающие поглазеть на всех выше перечисленных и индусские туристы, приезжающие не только глазеть, но и активно во всем участвовать. 

Если ключи от Рая раздать всем желающим, то очень скоро он превратиться в восточный базар. Гоа теряет ореол таинственности и закрытости, постепенно становясь очередной туристической колонией. Ушлые турагенты предлагают своеобразное сафари по местам скопления хиппи и фриков с обязательным посещением баньяна Биттлз, чапорского Джус-центра и двух маркетов, в которых можно совместить приятное с полезным – посмотреть на странных «чуваков в перьях» и накупить индийских сувениров. 

Также стали появляться «удивительные» party-туры, предлагающие туристам окунуться в «головокружительную» атмосферу рейвов, правда, очень сомнительного качества. Настоящие вечеринки на пляже и в джунглях все же случаются, но они носят скорее приватный (скрытый) характер, не столь многолюдны и продолжительны. Информация (флаеры и слухи) по-прежнему распространяется «из рук в руки», о более коммерческих party можно узнать по-старинке - в Джус-центре. 
Главный вопрос, волнующий людей неравнодушных к Гоа, что будет дальше? Правительство давно мечтает превратить штат в пляжный курорт с обширными гостиничными комплексами и спокойной инфраструктурой без «дикарей». 
Власти пытаются закрутить гайки иностранцам – промоутерам, собственникам гестхаусов и ресторанов, но, как обычно в Индии, все происходит очень медленно и нелогично. Но пока эта малая часть Индии остается местом силы, сюда будут ежегодно будут стекаться неформальные люди со всего света, ведомые ностальгией по свободе и радости простого бытия. А мы по-прежнему с наступлением настоящих  холодов будем превращаться в перелетных птиц, улетающих на Юг.

Евгения Яковлевская, кор. СЕТИ.РУ
Фото автора и http://www.goagil.com

Словарик путешественника:

1. Баб'а - в словарях санскрита дословно переводится как "отец"; это йог, отшельник, который должен получить посвящение и благословление гуру.

2. Садху - по информации из «Википедии»: аскеты, йогины, более не стремящихся к осуществлению трёх целей жизни индуизма: камы (чувственных наслаждений), артхи (материального развития) и даже дхармы (долга). Садху полностью посвящает себя достижению мокши (освобождения) через посредство медитации и познания Бога.

3. Шива - один из самых любимых и почитаемых верховных богов индуизма. Олицетворяет одновременно разрушительное и созидательное начала. Пять божественных ролей Шивы: создание, поддержка, растворение, сокрытие и дарование благодати (источник: «Википедия»).
 
 


"БУЛЕНГРИН" 

делает людей счастливыми 

Что такое «Буленгрин» и что такое счастье? Профессиональные ландшафтные дизайнеры компании «Буленгрин» знают массу секретов, как сделать человека счастливым на его садовом пространстве…  

Ландшафтное искусство зародилось еще на заре человечества. Не случайно первых людей господь поселил в райском Эдемском саду. А Висячие Сады Семирамиды, ставшие чудом света, до сих пор будоражит воображение людей. То, как они были устроены, как орошались, какие цветы и растения там произрастали, люди и поныне пытаются воспроизвести. 
Подробнее




 
 

Роман Зайцев

Путешествие в душу

по святым местам Владимиро-Суздальской Епархии

Нашим грешным душам нужна периодическая духовная очистка от накипи зла и гордыни. 

Будущее планировать – 
Как на льдине скользкой лавировать! 

По милости Всевышнего и по приглашению рабы Божьей Светланы я оказался в паломнической  поездке среди журналистов. Идея благородная, и её с восторгом подхватили страждущие служители пера и камеры. 
 

В мире идет накопление злой энергии, и у журналистов от постоянного наблюдения и описания чужих бед и катастроф невольно грубеют души… 

Я одиночество нашел в столицах, 
Оно живет во многих лицах. 

Нас пригласили на презентацию сайта одного из древнейших монастырей России – Муромского Спасо-Преображенского. Журналисты – народ тертый, но на презентации сайта, да еще монастыря, еще никто не был… А в душе, признаться, мы мечемся между грешным миром и небесным идеалом. 

Посади меня, Божья Матушка,
На колени свои скорей. 
В руке солнце, в другой - оладушка, 
Накорми, приласкай, обогрей. 
Приласкай ты меня, убогого, 
Дай замерзшей душонке огня. 
На коленях пред Божьей Матерью 
Простоял всю ночь до зари, 
И в душе распустились проталинки, 
Распустился подснежник любви. 

Конечно, нас потряс древний русский город Владимир с его многочисленными храмами, которые возродились, как птица Феникс, из пепла после века без Христа. И прискорбно то, что люди, поклоняющиеся идолу себялюбия, затевали войны и революции во имя своей малюсенькой Правды. Правда у всех была разная, а кровь лилась одна – красная. 

Как много зла творят во имя блага! 
От гильотины до ГУЛАГа… 

В Успенском соборе г. Владимира  мы восхищались фресками святого иконописца Андрея Рублева. Своды в храме – как небо ликуют, звезды хором поют и ангелы очами блистают. 

Всякое дело – молитва, конечно. 
Андрея молитва горит бесконечно! 

Особенный восторг вызвало посещение древнейшего на Руси храма Покрова на Нерли. Внутри маленького храма вселенский покой и гармония. И забываешь о проблемах, долгах и ссорах… И опять не страшно выходить в бурлящий, как океан, мир. 

Если Господь мне улыбнется, 
Вешай меня – веревка порвется! 


 

Мы купались в святом рукотворном пруду возле древнего храма в хрустальной воде пополам с восторгом… Святая влага враз сняла усталость и возвратила стать молодецкую. 

Славный город Муром – место особое, намоленное – нас поразил обилием храмов и монастырей. На 150 тысяч жителей четыре монастыря – два мужских и два женских. 

«Наши пруссаков всегда бивали, так чего же тут перенимать?»… Сказал западнику императору Павлу, навлекая на себя опалу, Александр Суворов, не желая вносить прусские порядки в армию… Мы же, Ваньки родства не помнящие, поспешно заимствовали у Запада День Святого Валентина, забыв, что в России есть более значимый образец любви – житие святой пары благоверных князей Петра и Февронии. Мы посетили их многоцелебные мощи, которые  покоятся в Свято-Троицком женском монастыре города Мурома. 

Муромский Спасо-Преображенский мужской монастырь, где мы остановились, - как островок Рая на грешной земле! Белоснежные храмы, лучезарные очи святых и тут же… по-европейски ухоженные газоны и море цветов. Мы привыкли думать, что монастырь это что-то далекое, почти средневековое. Этот комплекс многих удерживает от паломничества. «Отвратительное в человеке начинается с самодовольства» - подмечал еще Василий Розанов. 

Нас поработили привычки – 
В них к свободе нашей отмычки. 

Дом для паломников и кельи светлы и удобны. Пища, которой нас кормили в трапезной, гораздо вкуснее и полезнее, чем в столичных ресторанах. А горячий хлеб, который под благовест колоколов и молитву пекут в монастырской пекарне, мы все единогласно признали лучшим в мире. 
Так же, как и хлеб из лебеды, которым спасала в голодные годы страждущих Муромская Святая Иулиания. В каждом несчастном она видела своего брата. Память о ней – как реквием сирот и страдальцев, и любовь народа для нее высшая награда во все века. 

Чтобы истину найти,
Сквозь страдания пройди. 

Несколько раз я окунался в святой купели храма "Живоносный источник" при монастыре и выходил оттуда с потрясающим ощущением сухого и горячего тепла во враз наливающихся силой руках и ногах. Словно не тело, а душу омывал. Очень помогает от душевной расслабленности! 

Радостно, как дети, известные журналисты плескались в быстротекущей реке Оке, под шептание звезд и писк комаров. 

Даже самый скверный комар 
На земле нашей - Божий дар! 

Я встал на заре, чтобы подготовиться к таинству причастия. Природа ликовала, монастырь взлетал над Окой в небеса. Радостно пели гимны кузнечики, а тычинки на цветах, как кресты во Славу Богу! Пойма Оки блистала алмазной рясой… 

Те, кто думает, что монахи ходят по старинке со щами в бородах, сами давно отстали от жизни. Современные монахи пользуются компьютерами и газонокосилками. Оказывается, Интернет не только инкубатор пороков и современных ересей, может не только развращать «сексами и кексами», но и просвещать. Сайт Муромского монастыря – отдушина во мраке извращений И-нета! 
 

Наместник монастыря игумен Кирилл – человек просвещенный и деятельный. 

В миру был талантливым журналистом одной известной федеральной газеты. Ему прочили успешную карьеру… Но он всю мощь ума и жар сердца решил отдать служению Богу. Игумен творит добро не потому, что ему выгодно, а оттого, что не может его не творить. Только красивые душой люди могут создать такую красоту и благолепие вокруг себя. 

Вдохновенная литургия отца Кирилла как набат подвижника добра звала на бой со страстями и грехами. 

Мы рвемся путешествовать по миру, забывая, что совсем не знаем другой России, далекой от заповедников, снобов Москвы и Петербурга. 
А многие ли из нас были во селе Карачарове, откуда вышел знаменитый и вполне реальный, а не былинный святой преподобный Илия Муромский?.. 

Журналистская братия плыла под колокольный звон на кораблике по Оке. Было тепло и душевно, и забывалось, что мир плывет по океану лжи…

Нет, не надорвали силы Руси за сто лет подвижники мрака. И Русь, как Илья Муромец, после многих лет лежания на печке встает во весь свой исполинский рост и являет свет миру. 

Роман Зайцев, директор «Невского пресс-клуба» 

ЗАЙЦЕВ РОМАН ВАСИЛЬЕВИЧ 
Тел./факс: (812) 713 12 87 тел. (812) 913 34 95 
www.neva-pressclub.spb.ru
 
 
 

Команда журналистов, совершившая  паломничество
по святым местам Владимиро-Суздальской Епархии.
Фотография на память с игуменом Кириллом, 

Муромский Спасо-Преображенский мужской монастырь.

Другие заметки журналистов-паломников,
преподавателей школы журналистики-
-Корреспондентские сети
читайте сайте свято.ru


Путешествие по Финляндии 

 СТРАНА ЧЕТЫРЕХ «С»


Иосиф Бродский однажды заметил: чтобы по-настоящему понять страну — надо побывать в ней зимой. Поэт, как всегда, был прав. И хотя семи дней, проведенных в Финляндии, мне, конечно же, оказалось слишком мало, чтобы узнать прекрасную Суоми так, как она того заслуживает, — но вполне достаточно, чтобы без памяти влюбиться в нее на всю оставшуюся жизнь. 
Впрочем, она в любое время года хороша: полна пленительных тайн и по-своему прекрасна. 
Сами финны – то ли в шутку, то ли всерьез – называют родину «Страной Четырех С». 

“Всех лекарств — вода старее”

Первое “С” –  конечно, Suomi, что значит “болотистая земля”. “Всех земель старей — болота”. Это цитата из “Калевалы”, знаменитого финского эпоса. Девять десятых территории страны — леса и озера. В лесах полно разнообразного зверья, грибов и ягод – брусники, клюквы, в чистейших водоемах плещется рыба. Стада пушистых северных оленей (хозяйских, тщательно пронумерованных!) бродят по лесам привольно и совершенно спокойно и с тем же спокойствием властителей пространства пересекают скоростные магистрали. 
Красота финской природы – сурова и сдержанна, да, но назвать ее скудной, думаю, не осмелится никто: достаточно взглянуть на изумительную графику гранитных скал – серо-голубых, вишнево-лиловых, на все возможные оттенки янтаря в осенней листве – если приехали сюда осенью, на благородные тона лишайников и мхов, не говоря уж о невероятной белизне снега и сказочном буйстве красок Северного сияния — и в душе воцаряется непередаваемое ощущение умиротворенности, покоя и чистоты.
И в душе каждого финна природа занимает едва ли не главное место. Излюбленный вид отдыха по-фински: взять собаку и по осени пойти пешком в тайгу недельки на две. А  любимый вид спорта — ходьба с палками наподобие лыжных (это развивает верхнюю часть тела). Так и ходят все, от мала до велика. Дышат чистейшим воздухом и тренируют  сердечную мышцу. Однако упражняются на свежем воздухе  не каждый день, можно  взять передышку  и насладиться игрой  у огня камина.  А еще в Финляндии запросто можно увидеть почтенную старушку… на самокате. И огромное количество велосипедистов — и летом, и зимой.

Купаться в озерах здесь начинают уже ранней весной. В крайнем случае — хотя бы умываются озерной водой или даже просто сидят и смотрят на воду. У финнов есть стойкая уверенность в том, что вода забирает “плохую” энергию и снимает порчу. (Между прочим, точно так же издавна делают японцы!). “Всех лекарств — вода старее”… Это тоже цитата из “Калевалы”. Древняя мудрость, ставшая нормой современной жизни. 
Впрочем, “Калевалу” в Финляндии вспоминаешь на каждом шагу. Ведь многие финны знают свою родословную за 400 лет, а нередко и живут на хуторах, столетия назад добротно сработанных предками. Здесь гордятся прошлым и с любовью, бережно хранят и старинные вещи, и секреты рукоделия. А потому и уют умеют создавать поистине виртуозно: домотканые коврики, керамическая посуда и подсвечники — вся эта неброская рукотворная роскошь тоже традиция, уходящая в глубь веков. В маленьком городке Вяяксю (Южная Финляндия), стоящем у слияния двух озер — Паяне и Весиярви (Весиярви — одно из самых чистых в мире озер, воду из него не только пьют в Хельсинки, но и экспортируют в Арабские Эмираты), в отеле “Таллукка”, что значит “башмак”, есть музейный стенд с крохотными фарфоровыми башмачками — в память о старинном  обувном ремесле. 
Исключительная чистота и порядок на улицах, дорогах, в городах и самых маленьких поселках — это тоже Суоми. Здесь принято беречь среду обитания. А еще — если обрабатывать землю, то любовно. И ни в коем случае не кичиться богатством — и потому дома очень обеспеченных семей и людей со средним достатком снаружи выглядят практически одинаково: достойно и скромно.

Холод — в радость
Там, где зима длится по полгода — холод волей-неволей становится не в тягость, а в радость. В Финляндии все виды зимних развлечений необычайно популярны и обставлены по-фински продуманно и качественно.
В Центре отдыха «Виерумяки» (в 20 км от Лахти), одном из лучших в Финляндии, в роскошном сосновом лесу,  выстроено  130 коттеджей — и заказывать их нужно чуть ли не за год вперед. Здесь любит отдыхать персонал крупных фирм, таких как Nokia, и не случайно: во-первых, близко от столицы (130 км), а до соседей, наоборот, вполне по-фински далеко (расстояние между коттеджами  50-150 м).
Спортивные активитеты (модное словцо, означающее виды активного отдыха) предусмотрены как для асов спорта, так и для самых маленьких спортсменов: бассейн, футбольное поле, катки, теннисные корты, освещенные лыжные трассы, верховая езда, сквош, подледный лов… А уж гольф-поля выстроены так обстоятельно, что справедливо считаются лучшими в Скандинавии. Для самых привередливых и обеспеченных здесь красуется еще и «Крепость Мамонта» — эксклюзивный коттедж,  по-фински скромный внешне и супероснащенный внутри. Впрочем, такой элемент комфорта, как сушильные шкафы для лыжной экипировки, есть тут в любом коттедже — туристы из России сушат в  них еще и грибы.
А в старинном поместье Мессиля, одном из популярнейших горнолыжных курортов Южной Финляндии, где снег лежит до конца апреля, можно не только покататься на лыжах, сноуборде и лошадях, но и полетать на воздушном шаре летом, а зимой на параплане. Здесь, на знаменитой лахтинской лыжне, 81 (!) раз проходили международные соревнования, этапы Кубка мира, и царит сплошная лыжная демократия: освещенные трассы четырех степеней сложности — и для новичков, и для профи, есть специальные спуски для детей, а русскоговорящие инструкторы обучают модному карвингу. И в бревенчатых коттеджах, естественно, по-фински комфортно и очень уютно. 
На лыжном курорте Исо-Сюете (Южная Лапландия), «открытом» для русских туристов московской компанией «Веди Тур» всего пять лет назад, сухой, насыщенный кислородом воздух смягчает воздействие мороза — и минус 15 ощущаются как –3. Снежно-туманный Исо-Сюете напоминает прекрасный сон… о Японии:  полукилометровая сопка в ярких бусинах фонарей, освещающих лыжные спуски, конечно, не Фудзияма, но что-то не менее величественное и загадочное в ней есть… Может быть, название тому виной — такое инеево-льдистое, или причудливые позы елок в лохматых белых шубах (заколдованные снежные люди!). Или благородство темно-серой лапландской сосны, из которой построены изысканные коттеджи, эдакие сказочные избушки из Берендеева леса (дерево растет 800 лет, потом умирает — вернее, начинает вторую жизнь: вместо того, чтобы стать буреломом, становится комфортабельным жилищем еще на сто лет). Помимо прелестей сноубординга и сноутубинга, халф-пайпа и сафари на снегоходах; скалодрома  и  стрельбы из лука для детей, здесь есть даже обсерватория, где можно наблюдать звезды и Северное сияние. И ферма хаски — чудных голубоглазых лаек, с искренним удовольствием катающих зимой отдыхающий народ.
В Суоми постоянно ощущаешь присутствие тайного, сокровенного смысла — природы, явлений, жизни. Пик этого ощущения приходится на Рованиеми, столицу холода и сердце Лапландии. Не случайно многие, очень многие начинают любить Финляндию именно отсюда. Здесь, за Полярным кругом, так много неба, что низкорослые деревья кажутся присевшими перед ним в поклоне, а вантовый мост через реку Оунасваара видится свечой-приношением ему. Летом тут ровно месяц не заходит солнце,  а зимой полгода все убрано снегом, и вырастают в нем ледяные, ярко освещенные пещеры с троллями и гномами, и оживает «Парк в скале» — Санта-парк. И круглый год в Рованиеми (что значит «берестяной мыс») в причудливом, но вовсе не вычурном и не пафосном, тереме живет Рождество в лице финского Санта-Клауса — Йоулупукки. Всего в восьми км от городского центра. По соседству с древним языческим чародейством: именно в Рованиеми делают чудесные серебряные украшения-обереги — Луну и Солнце, лодку и лапландский чум, медведя  и семгу… 
Здесь же — знаменитый полярный музей «Арктикум», в котором все экспонаты можно потрогать руками, и всего чуть более часа езды от города —  уникальный Арктический зоопарк Рануа, где принимают и лечат животных, пострадавших в дикой природе. Да они и сами приходят и прилетают сюда за помощью — ведь это, если угодно, «зоопарк наоборот»: в «вольерах» — то есть на деревянных мостках, огороженных металлической сеткой — здесь скорее чувствуют себя люди, а не медведи, волки, рыси и другая полярная фауна, вольготно живущая на 36 гектарах, умело обустроенных прудами, берлогами и обильными кормушками.

О городе Кеми, «южных воротах Лапландии» на берегу Ботнического залива, говорят, что именно здесь можно увидеть все времена года в их первозданной чистоте: истинную свежесть весны, яркие белые ночи лета, царственный багрянец осени — и волшебную зиму Снежной королевы.

Маленький город (всего 23 тысячи жителей!) изобилует достопримечательностями: лютеранская церковь — фантастически прекрасная розовая готика, в которой проходят концерты органной и оперной музыки, 
монумент, каких в мире единицы — якорь весом 3, 5 тонны с русского крейсера «Азия» (у него даже есть собственное имя — Мартин), 
гостиница, в которой останавливался Юрий Гагарин, а рядом — уникальный памятник «Прыгающий лосось». 
А прямо на набережной — аквапарк со стеклянными стенами и Галерея драгоценных камней, где собрано более трех тысяч уникальных экспонатов со всех концов Земли: среди них редчайший арбузный турмалин и эталонный изумруд, синие и зеленые гранаты, аквамарины, меняющие цвет в зависимости от настроения человека, а также экспонат, за который туристы уже неоднократно предлагали любые деньги — огромный камень возрастом более миллиона лет с потрясающе четкими бархатистыми отпечатками доисторических рыбешек.
Здесь даже Культурный центр — особенный: в нем располагаются и конференцзалы, и Художественный музей, и спортзал, и театр, где гастролировал Питерский балет, и библиотека (Финляндия по количеству газет, выписываемых на душу населения, занимает 3-е место в мире), в которой можно посмотреть видеофильмы, взять напрокат любой музыкальный диск, позаниматься на фортепиано и заказать книгу даже из Хельсинки!
Но настоящая гордость Кеми — это Снежный Замок Лумилинна, с крепостными башнями, Снежной гостиницей, в которой можно переночевать, «морем снежных шаров», в котором  с радостью купаются дети, Снежным рестораном и даже Снежной часовней. В общем, все снежное, все искрится и сверкает… И в двух шагах — ледяная гладь Ботнического залива, по которой на мотосанях, оленьей или собачьей упряжке можно добраться до экстремального чуда Кеми, не случайно названного в честь чудо-мельницы счастья из «Калевалы», — единственного в мире туристического ледокола «Сампо». Ну где еще, в самом деле, можно четыре круизных часа наблюдать, как махина весом в пять тысяч тонн режет метровый лед своим круглым, как яйцо, дном, познакомиться с ее историей и устройством и даже — апофеоз экстрима! — поплавать в ледяной воде в специальных водонепроницаемых костюмах.
А еще тут потрясающая рыбалка на окуня и щуку, хариуса и сига, лосося и кумжу. В заливе ловят морских окуней весом более килограмма!

А если хочется тишины и единения с природой в духе норвежских викингов (живших здесь полторы тысячи лет назад), да при этом — в апартаментах класса люкс, то на Ботническом заливе, в 20 км от Кеми,  есть «Усадьба священника»: самая настоящая усадьба бывшего священника — в ней теперь ресторан с обалденной кухней и комфортабельные коттеджи в двух шагах от моря. И полный комплект излюбленных забав — оленьи и собачьи упряжки, сафари на мотосанях… В недалеком будущем обещано и нечто особенное — Викинг-шоу на близлежащих островах.

Ну и, конечно, там где холод — там и второе финское «С». Сауна!! 
Сауны повсюду, привычно прекрасные, непременный элемент жизни и важнейшая составная радостей холодной и длинной зимы.

Третье «С» — Sisu — описать, наверно, труднее всего. «Сису» — это и марка финского автомобиля, и, одновременно, черта финского характера, которую невозможно одним словом перевести на русский язык: самостоятельность, целеустремленность, такое хорошее, что ли, упрямство. Вкупе со стойким, воспитанным с детства, стремлением к целесообразности. Ценная, надо заметить черта, потому что грамотный комфорт повседневного существования во многом ею и определяется.
Например, дорожное движение. В Финляндии крайне редки аварии — потому что все соблюдают правила. По дорогам, оснащенным видеокамерами и радарами (часто — с вывеской-предупреждением: «вас снимают»), все машины едут с включенными фарами и «моргают» встречным, предупреждая об оленях, а  пешеходы на «зебрах» даже не смотрят по сторонам, твердо зная, что их обязательно пропустят. Величина дорожных штрафов определяется зарплатой: чем она выше — тем больше штраф. Врать нецелесообразно: достаток любого финна полиция может сразу же увидеть на компьютере. Никто и не врет. К полиции здесь относятся с большим доверием и очень уважают. 
Сугубые индивидуалы, по вечерам финны редко закрывают оконные шторы: здесь не принято глазеть в чужие окна, да и скрывать от посторонних глаз что-либо.
Финляндия — одна из самых читающих стран в мире. В многочисленных библиотеках, кстати, немало книг на русском языке. К нам финны относятся с симпатией — за широту души, немелочность и щедрость. Любят и с удовольствием поют мелодичные российские песни: «Катюшу», «Миллион алых роз» (это, правда, не совсем российская, но все равно наша), обожают «Чебурашку» и «Каникулы в Простоквашино» (тут, наверно, играет роль менталитет исконных хуторян). 
Если вы заблудились — неважно где, в маленьком Вяяксю или большом Хельсинки — смело спрашивайте дорогу: на хорошем английском, подробно и вежливо, вам все растолкуют, а то и проводят до места, если вы все-таки не поняли (неоднократно проверено на себе).
Здесь даже в засуху почти не бывает лесных пожаров — и не потому, что за костер можно нарваться на штраф (кстати, крупный), а потому, что трепетно относятся к природе. С детства. На школьных уроках биологии детям рассказывают, очень конкретно, где в стране растет какая травка, плавает рыба и гнездится птица. В национальных парках не разрешается отклоняться от проложенных троп и где попало располагаться на ночевку — дабы сохранить первозданность пейзажа. Потому, наверно, и не встретишь тут ни вытоптанных полян, ни сломанных ветвей, ни мусорных гор.
Кстати, о мусоре. Нет, о мусоре не буду. Потому что рассказ о том, как финны, с умопомрачительной тщательностью, в строжайшем порядке, раскладывают свой мусор по отдельным контейнерам, получится слишком длинным и для нас совершенно нереальным. А чтобы стать дворником, тут надо учиться ТРИ года!
Здесь даже собаки, которым положено быть злыми — ротвейлеры и бультерьеры — совсем не злые, и дружелюбно помахивают необрезанными хвостами и ушами.
А сейчас я с особой радостью развенчаю известный миф о сухом законе. Сухого закона в Финляндии нет!!  Здесь продается спиртное со всего света, местное — кстати, очень неплохое — тоже, просто есть ограничения по времени и месту продажи, крепкие напитки продает только госмонополист — фирма Alko и запрещена торговля алкоголем частными лицами. Да еще в ресторане на стол не ставят бутылку целиком  — наливают порциями. Вот и все. Но к нетрезвым водителям относятся крайне строго.

А теперь — четвертое «С». 
И это, конечно, Ян Сибелиус. Знаменитый композитор, дивный мелодист, написавший не только всемирно известные симфонии, сюиты, концерт для скрипки с оркестром, но и легенды по «Калевале», и гимн «Финляндия». Говорят, музыка Сибелиуса лучше всего передает колорит страны. И это правда.
Памятник Сибелиусу в Хельсинки находится в месте далеко не случайном: вблизи моря, в окружении хвойных деревьев различных пород, рядом — стилизованный под озеро пруд. Взметнувшиеся в небо 25 тонн металлических труб — как вечная органная месса, достойная памяти великого финна.
Как и чудо города Лахти: Дом Сибелиуса, открытый в 2000 году зал конгрессов и концертов на 1250 мест, где недавно проходил неформальный саммит России и Евросоюза. Огромный дворец полностью выстроен из дерева и накрыт стеклянным куполом, он не имеет аналогов в мире и акустически уникален. Здесь играют симфоническую и эстрадную музыку, устраивают фестивали песен и конференции по проблемам экологии и энергетики, и, конечно же, фестивали музыки Сибелиуса. Говорят, к ней особенно неравнодушны японцы (все-таки мои спонтанные ассоциации с Японией не случайны. Вот и строение японского и финского языков, как считают лингвисты, схоже. Не говоря уж о любви к порядку и точности). 
Что же касается города Лахти (что значит «залив» — на заливе озера Весиярви он и стоит), то о его красоте хочется написать по меньшей мере поэму. И, может быть, когда-нибудь… А пока скажу лишь, что этот город на холмах, с разноцветным бисером огней на крутой дуге залива, великолепными художественными галереями и уютной брусчаткой мостовых, Марафоном поэзии и памятником Лосю, скульптурным парком Лану и фантастическим Поющим фонтаном — западает в сердце сразу и навсегда.

Да, прав был поэт, тысячу раз прав. Хочется вернуться сюда зимой. А также весной. И осенью. И летом.

Маргарита Белая 
Огромное КИИТОС (спасибо) компании «Веди Тур» на Кузнецком мосту 
(www.veditours.ru ) за прекрасно организованную поездку.

вернуться на главную